18Апреля
2017

Один на миллионы. История многоженца, осчастливившего бедняков Африки.

Дагестанец в Африке… Что он там потерял? Что ищет и ради чего живет на чужбине, роет колодцы, кормит и поит бедных африканцев? Что привело многоженца в чужую бедную страну? Разве не сложно прокормить свою большую семью — четырех жен, 16 детей, скоро жена родит и 17-го. Некоторым сложно содержать даже одну жену, но Исраилу удалось осчастливить целые деревни в Африке, Сирии и других странах.

Неудачник ищет оправдания, а сильный духом — средства для достижения цели. Слабый следит за новостями и критикует всех, а мудрый делает сам новости и не тратит время на пустые разговоры.

Исраил Сайгидахмедович Ахмеднабиев родился в Республике Дагестан, в селении Новосаситли, 13 сентября 1980 года. С детства он рос в многодетной семье состоятельного бизнесмена — шестеро братьев и сестра были его надежной опорой. Его отец был сиротой и всего добился сам, проходя через сложности нелегкой жизни. Детей отец особо не баловал и поддерживал в них дух горцев, в меру аскетичных настоящих мужчин…

С Исраилом (далее Абу Умаром), я познакомилась случайно, в соцсетях. Меня прежде всего удивила мощь и охват проводимых одним человеком благотворительных работ. Его желание помочь бедным собрало вокруг него других таких же энтузиастов. О жизни, работе и женах Исраил рассказал корреспонденту «Россия для всех» Патимат Расуловой.

— Прежде всего должен сказать, что мой отец и дед вложили в меня неутомимое желание творить добро. Я мусульманин, который старается жить по канонам Корана и Сунны, хочу своим примером побудить людей делать добро.

Я считаю, что по-настоящему счастье ощущают только добрые люди. И даже если ценности поменялись у людей, доброта бесценна. Верующий человек не может быть недобрым. Добрый человек получает от окружающих в этом мире любовь, а на том свете от Всевышнего — безграничную милость. И наконец, доброму человеку добрый конец!

Мой дед со стороны матери был религиозным человеком и научил внуков намазу, чтению Корана, всячески прививая им любовь к знаниям и добру.

Я в 1986 году пошел в школу, а по окончании школы, в 1997-м, поступил в медресе, и это было мое взрослое и волевое решение. За годы учебы решил получать знания в высшем исламском учебном заведении и в 2000 году поехал в Сирию поступать в институт «Абу Нур». В 2001-м я поступил в «Фатхуль Ислами» и сразу по окончании в 2003-2004 году продолжил учебу в «Аль-Азхаре». Затем, в 2007-2009-м, поступил в аспирантуру в «Фатхуль Ислами», где получил специальность шариатского судьи. И в 2009 году подытожил годы своей старательной тяжелой учебы кандидатской работой.

После того как я взял кандидатскую работу, я вернулся в Дагестан. В том же 2009 году я взялся за очень серьезный и большой проект. В голову пришла мысль построить большое медресе — школу хафизов (хафиз — хранитель Корана, запоминающий его наизусть; мусульманин, причисляемый к духовному сословию ввиду знания всего Корана наизусть).

Затем я узнал, что в Дагестане около 10 тыс. сирот. Я говорил на эту тему с другом своего отца, Магомедом Абдулхабировым, который открыл организацию «Дагестан без сирот». Он сказал, что сирот в Дагестане очень много, а зарегистрированы только 7 тыс. Затем я решил, что в медресе на 250 детей я построю корпус для детей-сирот, чтобы они могли нормально учиться, ходить в школу, изучать Коран, заниматься спортом. Я начал строить в 2009-м. Весной, летом и осенью я строил медресе, а зимой защищал кандидатскую в Сирии. Меня все чаще стали звать для проведения лекций. Затем я стал более известен людям, меня стали приглашать по всей России и даже за рубеж, чтобы я провел там лекции. В 2011-м меня назначили директором исламского хасавюртовского института. Три года ушло на постройку медресе.

Школа в Хасавюрте

Во время строительства центра для сирот Магомед Абдулхабиров пригласил меня в общественную палату, чтобы обсудить проблемы сирот Дагестана. И там было сказано, что сирота порождает сироту. К сожалению, так и есть. Та девушка, которая вышла из детского дома, социально не адаптирована, молодые парни этим пользуются, в итоге она беременеет, после чего бросает ребенка и живет своей жизнью, не вспоминая о своем ребенке. Мне тогда предоставили слово, и я высказал такое решение этой проблемы: я предложил, чтобы этих сирот обучали в духе ислама, в духе традиций предков, чтобы у сирот появилось понятие о совести (ях намусе), о чести, о религии, чтобы они знали, что Аллах накажет в судный день, чтобы ребенок знал, что за каждый свой поступок он обязан отвечать перед Всевышним. Если заложить в них это с детства, они не будут плохо себя вести, не будут гулять, увлекаться наркотиками, не будут нюхать клей и заниматься прелюбодеянием.

Благотворительная деятельность Исраиля

Всем на конференции очень понравилась эта идея, и мне была предложена помощь, на что я ответил, что помощь мне не нужна, лишь бы мне не мешали. Я также попросил, чтобы чиновники не воровали деньги, которые выделяются сиротам. Мы откроем им собственные счета, а сами будем бесплатно их обучать, кормить, одевать, а собственные деньги будут накапливаться на личных счетах, чтобы после того, как ребенок повзрослеет, у него был собственный капитал для новой самостоятельной жизни. Также сказал о необходимости выделения сиротам законного жилья.

Все, что я обещал, я сделал. Школа четко заработала, и все там было устроено так, как и было задумано. Наши дети успевали на все 100%, они добивались больших достижений в спорте. Школьные учителя сами приходили к нам и обучали детей после обеда. Мы даже участвовали в конкурсах федерального уровня, занимали первые места. В нашей школе один ребенок выучил весь Коран наизусть всего за один год. Все дети поголовно ходили на борьбу. Когда за ними приезжали родственники, чтобы забрать их на выходные, некоторые из детей не хотели уезжать из медресе. Они постоянно соревновались между собой в спорте, в оценках. Но наши фээсбэшники, 6-й отдел, прокуратура приехали и окружили нас одним разом, восемь или девять отделов, санэпиднадзор, пожарные и так далее. Начали докапываться, придираться. Скажу, что ни в одном учебном заведении этого района не было такой пожарной системы, как у нас. Ведь мы тщательно строили, было потрачено на эту систему около 600 тыс. рублей.

Я сказал им, что они могут смотреть где угодно на территории медресе, но только чтобы не поступали подло, чтобы они сами ничего не подкидывали, сказал, что у меня везде камеры и все записывается. В общем, на этот раз они оставили и ушли. После приходили еще два-три раза.

В итоге через два года медресе закрыли. Закрыли тоже очень подло. Я выполнил свои обещания, а государственные структуры — нет. Видимо, забота мусульман о сиротах — это преступление. В любом нормальном обществе это поощряется, но только не в нашем. Сейчас мы занимаемся тем, чтобы со следующего года она открылась снова, если на то будет воля Аллаха. А в 2012 году в Хасавюрте проходило собрание 26 имамов из разных районов и сел, на котором Исраила назначили кадием северной части Дагестана.

В то время тревожные новости из Сирии поступали не сразу. Все наблюдали за происходящими событиями и надеялись на скорое разрешение конфликта. Но с каждым годом становилось только хуже, а гуманитарная катастрофа приобрела ужасающие масштабы. — Именно тогда, практически в течение одной ночи, я принял решение поехать в Сирию с благотворительной помощью мусульманам. Я решил, как смогу облегчить участь страдающих братьев и сестер. В 2012 году я вместе с командой единомышленников поехал в Сирию и посетил приграничные лагеря беженцев Атма, Бабуль Хава и Сармада.

Удостоверившись в огромных масштабах катастрофы и увидев массовую нужду мусульман в помощи, принял решение продолжать работу на этом поприще, после чего со своей командой запустил проект благотворительного фонда «Ансар». В свою третью поездку, в 2013 году, мы отправились в Африку, поскольку целью фонда была помощь наиболее нуждающимся бедным мусульманам, где бы они ни находились.

Благотворительная помощь.

По приезде в Сомалиленд моя команда организовала раздачу продуктов, постройку колодцев, а также мечетей для мусульман и оказывала помощь местным учебным центрам. С того времени наш проект успешно работает по сей день.

Видя мою большую благотворительную деятельность, на меня в одно время открыли дело 2-8-2, они решили, что я разжигаю межрелигиозную рознь. Тогда я просто говорил, что алавиты, проживающие в Сирии, — это сектанты, которые убивают суннитов из Сирии. Я жил в этой стране 10 лет и всего лишь рассказал то, что видел…

Я всегда в стороне от этих политический тем и разногласий. На федеральных каналах меня пытаются связать с разными запрещенными организациями, у меня даже есть лекция, где я открыто говорю о своей непричастности к любым группировкам. Должен сказать, что сейчас на Кавказе действует политика «Кавказ без кавказцев», кавказцы уничтожают друг друга. Я всем братьям говорю: работайте, созидайте, сидя на диване, ничего не изменить, вставайте, работайте, помогайте добрыми делами хотя бы одной семье.

В том, 2012 году, когда объявили экстренную гуманитарную помощь Сирии, я хотел помочь им, потому что там жили мои друзья, однокурсники, знакомые. У них беда… Тогда я объявил в небольшом видеообращении об их плачевном состоянии и что желающие могут помочь. Многие отозвались, сам не ожидал такой реакции, мне писали чуть ли не со всего мира. В общем, мы собрали деньги, и я отправился в Сирию. Помог. На YouTube есть видеоотчеты, желающие могут посмотреть. Купили продукты, одежду, открыли палаточную школу, где обучались дети.

Затем отправился домой, собрал еще больше денег, около 10 млн, и вновь выехал в Сирию с гуманитарной помощью. Как раз после второй поездки обо мне начали писать, что я являюсь террористом, помогаю террористам. Это все, конечно же, неправда. Для себя я решил, что в войну лезть не буду, а буду оказывать посильную помощь пострадавшим от войны мирным гражданам. Во избежание лишних разговоров сам я в Сирию не поехал. В Хомсе мы нашли наших представителей, открыли им там офис, купили машину и по сей день отправляем им деньги каждую неделю. Они раздают продукты и высылают нам видеоотчеты. Сам же я отправился в Сомали.

Объявил сбор, в третий раз мы собрали еще больше денег, около 15 млн. Мы выкопали там 80 колодцев, построили мечети, помогли нуждающимся. Счастью этих людей не было предела. Мне очень понравилась их реакция, бедняки были в большом восторге, не знали, как отблагодарить. Это атмосфера радости и счастья, и все это проходило через меня.

В первое время мы копали, строили по 10 колодцев в месяц, затем — по 30 колодцев, потом — по 60, 100, 150, и уже второй месяц мы копаем по 200 колодцев в месяц. Это почти двухгодичная норма. Здесь мы открыли свой фонд, у нас есть своя бригада, рабочей силой служат местные — так дешевле, да и выдержать здешнюю жару сможет не каждый. Здесь 20 млн населения, и 95% из них — бедняки. В их деревнях самый богатый человек живет как наш самый бедный. Даже когда мы строили мечеть, мы сэкономили деньги, не взяли подрядчиков, из оставшихся материалов решили построить дом, в котором нет ни кухни, ни ванной, просто маленький дом из блоков, имаму этой мечети, и сейчас во всем районе он считается одним из двух богатых людей.

Стройка колодцев в Африке.
Здешние люди умеют радоваться друг за друга. Если дашь деньги одному, то счастливо все село, как будто деньги получили они сами, радости не бывает предела.

В Африке действуют помимо наших и арабские благотворительные фонды, один из них «Катар», есть еще саудовские, турецкие благотворительные фонды. Но, опять-таки, на весь 20-миллионный Нигер вся работа этих международных фондов не покрывает даже 5% потребности нигерийцев. Как говорится, один в поле не воин. Здесь всего 15% земли пригодно для орошения, остальную землю занимает пустыня или полупустыня. Животноводство здесь более или менее развито. В основном на это они и живут. У них здесь есть полезные ископаемые, нефть, уран, но, к сожалению, национальным достоянием обогащается только верхушка населения, а остальные голодают.

Мы гости в этом временном мире, но есть иной мир, где будем мы пребывать вечно. Там хорошо будет тем, кто подготовил свой багаж праведных дел в этой жизни и с чистым сердцем, полный веры и любви к Аллаху стремился к Его довольству. Тот же, кто жил беспечно и тратил время на свое лишь комфортное пребывание в этом временном мире и позабыл о том, что ждет его впереди, — тот в день великого Суда окажется в убытке.

О сиротах и учебных заведениях…

— Как приехал в Африку, в первую очередь я посетил сиротский дом, нашел его в очень плачевном состоянии. Я разозлился на директора дома за запущенность и ужасное состояние. Грязные парты, грязные классы, мечеть очень грязная. Видимо, кто-то из состоятельных людей начал когда-то строить им этот сиротский дом, но не смог достроить, и он так и осталась незавершенным. Мы его полностью отремонтировали сами, покрасили, начиная с мечети. Сделали игральную комнату, поставили телевизор, сейчас строим кухню и столовую, проводим электричество, чтобы дети могли кушать культурно, как нормальные люди.

Еще мы нашли двух тренеров для обучения этих сирот таеквондо, купили им экипировку. Они тренируются уже около ирех месяцев, кто-то уже получил желтые пояса. За эти три месяца дети кардинально изменились, стали увереннее. По сравнению с тем, какие они были, их уже не узнать.

Исраил с сиротами Африки.

Сейчас мы хотим построить здесь институт, чтобы готовить кадры, чтобы люди могли учиться, чтобы помочь поставить эту страну на ноги. В этой стране очень нужны специалисты, нужны образовательные программы, поэтому мы хотим открыть институт на государственном уровне. Мы уже купили землю под строительство института, над нашим проектом работают инженеры, будем искать спонсоров.

В некоторых деревнях вообще нет школ, дети не умеют ни читать, ни писать, они живут так, как люди жили тысячу лет назад, будто бы время заморозилось. В более крупных населенных пунктах есть люди, которые катаются на своих джипах, а рядом с ним едут бедняки на ослах. Есть люди, живущие в домах, а рядом с ним в каком-то маленьком шалаше живет бедняк. Такие большие, резкие контрасты можно наблюдать тут.

"Я встречал много людей, у которых не было одежды. И видел много одежд, внутри которых не было людей…" Будьте людьми… Будьте мусульманами! Тот, кого не заботят проблемы мусульман, не из мусульман…
Беседа с детьми.

О населении Африки:

— По характеру мужчины-африканцы относительно спокойные и не сильно темпераментные люди. По сравнению с нашими людьми — небо и земля. Они побеждают нас именно выдержкой, могут работать в пекло, но, конечно, работают очень медленно, в них нет шустрости. То, что они едят, для нас не подходит. Не привыкший человек сразу же отравится. Я еще ни разу не ел их еду, это невозможно есть. Также 80% женщин здесь ходят в хиджабах. Есть женщины и особенно дети, которые ходят в порванной одежде, половина футболки в дырках. Мы заказали им платки, они были очень рады, их счастье не передать словами, это нужно было видеть вживую, своими глазами. В деревнях нет магазинов, у них не бывает всяких отходных упаковок, все натуральное, поэтому, когда они приезжают в крупные города, они выбрасывают мусор где угодно, они не понимают пока, что так делать нельзя. Наша группа постоянно работает над их окультуриванием.

Дети вынуждены работать.

Здравоохранение в Африке.

— В Африке из-за недоедания многие болеют. Они живут недолго. Здесь самая большая детская смертность по сравнению со всем миром. А из-за нехватки витаминов рано теряют зрение. Но у людей нет возможности давать за эту операцию столько денег, и многие до конца жизни так и остаются незрячими. Мы договорились с больницами и решили отправлять слепых людей на операции. Стоят подобные операции по 100 долларов. И представьте себе, люди, которые ничего до этого не видели, становятся зрячими после этой операции. Вам бы видеть их слезы радости. Они радуются как дети!

Благотворительная деятельность Исраиля.
Не в деньгах счастье, а в семье…

— Все удивляются, что у меня четыре жены. А чему тут удивляться? Ведь по Корану тем, кто в состоянии соблюдать равенство между женами и в состоянии их содержать, дозволено иметь до четырех жен. Уже когда я учился в аспирантуре, у меня было четыре жены, чему я был безмерно рад! Моя первая жена сама сосватала мне вторую, свою подругу из Москвы, затем я хотел взять арабку, но ситуация вышла из-под моего контроля, и вторая сосватала мне свою подругу, которой нужна была поддержка и помощь. Сейчас у меня 16 детей, совсем скоро на свет появится 17-й ребенок, если на то будет воля Аллаха

.

Женщины у нас — олицетворение терпения. Они окрыляют меня, и я убежден в правильности выбранного пути. Каждая из них, не скупясь, обливает меня теплым водопадом своих нежных чувств, поддерживает в тревоге и страхе. В самые трудные минуты они рядом, от чего моя душа успокаивается, они придают мне силы для новых побед.

Мусульманки идут по жизни бок о бок с мужем, рука об руку. Они не предадут, не бросят в беде, вынесут все тяготы и бедность. Их не должно тревожить, что у него мало имущества. Мусульманки обязаны сдерживать свои жалобы, не бояться бедности и не изводить себя мыслями о том, как они и их дети будут жить завтра. Они всецело обязаны уповать на Всевышнего Аллаха и украшать свое упование богобоязненностью и благочестием, а также мудростью, рачительностью в ведении домашнего хозяйства и заботе о своей семье.

В данное время две жены с детьми в Дагестане, с моими родными и близкими, а две со мной тут, в Африке. Они чередуют свое пребывание со мной.

Родители Исраиля с его детьми в Дагестане.

Когда я разговаривала с Исраилом, в трубке услышала разговор женщин. Он подтвердил, что в комнате обе его жены, и я поговорила с одной из них. У меня в голове не укладывается, как это можно — делить одного мужа на четверых. Счастливы ли они и каково жить в такой семье…

Джамина рассказала, что им тоже присуще чувство ревности…

— Конечно, мы ревнуем, как и любые женщины. Это можно назвать единственным минусом. Ко мне много кто сватался, но мой выбор пал на Абу Умара Саситлинского. Я не жалею о своем выборе, я счастлива. Мы, все четыре жены, поддерживаем связь друг с другом, общаемся. Сейчас в Африке нас две жены: я, кумычка, и еще одна русская. Мы с ней спим в одной комнате, она готовит завтрак, я обед, ужин готовим вместе.

Я замужем за ним уже четыре года. Конечно, если бы мне было плохо, я бы не осталась с ним, ведь он же ни одну из нас не держит насильно. Мы вольны в своем выборе. Да, бывает, приходится жить и в разлуке, но это того стоит, уверяю вас!

Наше общение Абу Умар завершил назиданием и смысловым переводом суры Корана «Пчелы», 90 аят.

— Я доволен своей жизнью и благодарен Всевышнему за все дары и милости, которыми меня одарил. Большинство моих желаний и просьб Аллах реализовал. И сейчас мое нахождение в Африке и помощь бедным тоже являются даром и милостью от Аллаха, как и является даром каждая из моих жен и моих детей, которых даровал мне Аллах.

Всевышний дает каждому то, к чему он стремится, но также испытывает своего раба, чтобы возвысить его степень в ахирате. Я советую всем мусульманам и другим людям творить добро и быть полезными для общества, не бросать людей в беде, не притеснять слабых, заботиться о сиротах и бедняках. Если каждый человек будет вносить свою лепту и даже небольшой вклад в дело добра, то мир изменится в лучшую сторону и станет светлее. Человек должен подготовить свою провизию в этой жизни, чтобы получить довольство Всевышнего в следующей.

Завершить хочу словами Всевышнего: «Воистину, Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро и одаривать родственников. Он запрещает мерзости, предосудительные деяния и бесчинства. Он увещевает вас — быть может, вы помяните назидание»..